Естественные роды с сопровождением акушерки,
курсы подготовки к родам
+7 (495) 988-52-52
Заказать звонок

Материнство, как искусство.

  • Как изменилось отношение к естественным родам в Москве за последние 20 лет?
  • Как и для чего был создан Центр Традиционного Акушерства и Семейной Медицины?
  • Как природа помогает женщине в родах? Какая медицина изучает не болезнь, а… здоровье?
  • Кому надо готовиться к родам, и что самое главное в этой подготовке?
 о родах, и о вдохновении в акушерстве руководитель ЦТА Тамара Григорьевна Садовая рассказала в программе «В доле» в эфире радиостанции «Столица» (12 января 2015 года). Ниже - расшифровка этого интервью.

Тутта Ларсен: «Это программа «В доле» и, как обычно, хочу познакомить вас с интересным бизнесом и его основателем. Человек, который пришел к нам в гости - то, что этот человек делает, это не бизнес, это - миссия, чудо, волшебство! И я, пройдя через это сама, могу точно сказать, сегодняшний гость делает нашу жизнь, жизнь наших детей, семей - качественно иной и гораздо боле счастливой. У нас в гостях – основатель, генеральный директор Центра Традиционного Акушерства и Семейной Медицины Тамара Садовая. Сразу скажу, мы знакомы, мы - на «ты», я – клиент Центра Садовой. И я – адепт, фанат и поклонник этого Центра. Расскажи, пожалуйста, что такое Центр Традиционной Акушерства и Семейной Медицины…

Тамара Садовая: «Наш Центр занимается всем, что связанно с материнством. Это - подготовка к беременности, ведение беременности, роды, все, что связано с детьми. Весь медицинский аспект посвящен помощи женщинам, когда они готовятся стать мамами, в процессе самих родов и уже после них».

Т.Л.: Слово «традиционное» в названии Центра является ключевым? Чем ваш Центр отличается от обычных женских консультаций, от других медицинских учреждений, готовящих женщин к родам?

Т.С.: «С одной стороны, когда мы еще назывались только Центром Традиционного Акушерства, - это было подражание европейской службе traditional midwifery, акушерской службе, которая предлагает подготовку к родам и ведение родов у женщин, без каких бы то ни было серьезных, патологических осложнений, изменений в плане здоровья. То есть, это служба, в которой работают акушерки, помогающие женщине естественно рожать дома, в родильном центре или в клинике. С другой стороны, в нашей - отечественной - среде слово «традиционный» воспринимается по-разному: кто-то воспринимает это как классическую медицину, и в этом смысле есть провокация. Этим самым мы заставляем задумываться, что же такое на самом деле - «традиционное». А можно отталкиваться от того, что у нас «традиционная медицина» - это те методы лечения, которые кто-то, наоборот, называет «нетрадиционными» - то есть традиционная китайская медицина, гомеопатия, фитотерапия, гирудотерапия, иглорефлексотерапия.

Когда мне задают вопрос, что же такое «традиционное акушерство» и «традиционная медицина», я пытаюсь сформулировать в целом (а не конкретно про гомеопатию или китайскую медицину). В китайской медицине существует терминология, своя философия, объясняющая процессы, происходящие в организме человека (энергия Ци, Инь, Янь, меридианы…). Все эти процессы и функции организма обозначаются языком или терминами, принятыми в определенной традиции. Выбор способа лечения определяется пониманием темы здоровья и болезни, основанной на этой философии, поэтому все направление в целом и названо «традиционным». Если говорить о других направлениях – там есть свои традиции, но они менее определены. Нашу медицину, медицинский подход в ЦТА, я бы назвала «НАД ТРАДИЦИОННЫМ» просто потому, что на самом деле, она выходит за рамки традиций, т.к. любая традиция, по определению, это всегда рамки, ограничения, стандарты. А медицина, которая изучает не болезнь, а проявление жизни - это все–таки «НАДтрадиционная» медицина. Вот такой новый термин».

Т.Л.: Можно сказать, что это - естественная медицина, естественное акушерство. Подход в ЦТА – это подход к человеку, как к единому целому, а не набору органов. Попытка максимально поддержать то, ради чего он создан….

Т.С.: «Можно говорить о том, что существует медицина по спасению жизни, медицина, которая ищет и определяет болезнь и позволяет с ней срочно справиться (это если речь о травмах, или об аппендиците, например, то есть, о том, что требует срочного хирургического вмешательства). Это нужно и важно. А есть и другая медицина, она улучшает качество жизни. Но, самое главное, она изучает не болезнь, а… здоровье! И чтобы помочь человеку быть более здоровым, она должна найти это здоровье и опереться на него, помочь человеку максимально его развить. Этим и занимаются китайская акупунктура, остеопатия, гомеопатия. Хотя они все и ставят диагнозы, опираясь на симптомы, но при этом обязательно стараются найти причины болезни и воздействовать на жизненные силы, которые есть в человеке. Их активизировать».

Т.Л.: Но если мы говорим о диагнозе и симптомах, то беременность – это абсолютно естественное состояние для женщины. Она рождена, чтобы рожать детей. Мое впечатление от общения с другими медицинскими центрами, если ты - беременная женщина, то ты не можешь себя хорошо чувствовать, не может быть в порядке, обязательно надо тебя от чего-то ограждать, от чего-то спасать, что-то назначать. В ЦТА другой подход. Почему эти два подхода так сильно отличаются?

Т.С.: «Мне бы не хотелось разделять медицину и акушерство на два лагеря. Все зависит от человека. Как к нам приходят доктора? Есть стандартный классический путь. Его как раз моя дочка проходит сейчас. Сначала ты учишься, есть полное доверие тому, чему учат, под конец обучения вырастают крылья и тебе кажется, что ты можешь все, можешь спасти человечество. Проработав лет 10, начинаешь подозревать, что не все так хорошо, что не все помогает, не все так хорошо работает, а порой и вредит. И тогда начинаешь искать сам. Это часто сопровождается изменением в мировоззрении. К нам приходят люди, которые разочаровались в таком классическом подходе и готовы, хотят смотреть на человека по-другому. Поэтому я бы сказала, что есть два подхода - есть механический подход, это наша классика, когда есть группа симптомов, их надо увидеть и убрать (обезболивающими, гормональными и пр.) И есть другой – творческий подход. Мы понимаем, что есть болезнь (это не про беременность, конечно, это не патология), но понимаем, что у каждого человека есть запас своей жизненной энергии, ресурса…»

Т.Л.: …иммунитета…

Т.С.: «…конечно, можно сказать, что иммунитет - отражение этого самого ресурса. Витальность или уровень здоровья - это то, что определяет продолжительность жизни, сопротивляемость инфекциям, скорость заживлению ран человека и т.д. Задача - помогать человеку, опираясь именно на это. И соответственно в ведении беременности, и в родах мы как раз смотрим на это и стараемся, чтобы ресурс максимально креп и развился».

Т.Л.: Я своего первого ребенка рожала по классическому методу, общаясь с классическими врачами, они были прекрасны, все было хорошо. Но все равно не оставляло ощущение паники и страха перед родами. А когда я пошла на курсы подготовки к родам в ЦТА, то вдруг поняла, что подходя к главному событию – встрече с моим малышом, вопросов у меня не осталось. Я понимала, что надо поработать, понимала, что будет больно, но я знала, что меня ждет, и я не боялась этого. Второго ребенка, Марфу, я рожала в этом Центре, и эти роды стали самым грандиозным праздником в моей жизни. Я не думала, что это может быть так интересно, эмоционально насыщенно и не страшно. Да, больно. Но не так, как рассказывали мамы и подруги – «это так больно, это - самое страшно, что произошло в моей жизни, я не представляю, как это можно повторить». Те, кто проходит через это естественно, совершенно к этому относятся. Почему так? Что у нас такого с головой? Мы вроде читаем книжки во время беременности, но подходя к процессу, когда надо работать, трудиться, делать какие-то конкретные шаги, мы совершенно не готовы к этому? Это наша ментальность? Нам не хватает ресурсов, знаний, умений? Нас мамы не научили?

Т.С.: «Если честно, я не уверена, что женщине надо готовиться к родам. Другой вопрос, что культура, социальная среда очень сильно влияют на наш менталитет, наше ощущение, представление о родах, влияют так, что мы даже этого не замечаем. И как раз подготовка во многих родительских школах, в нашем Центре, помогает это негативное влияние сгладить и убрать. Если представить, что женщина беременеет, ждет ребенка и рожает в какой-то естественной среде, в культуре, максимально приближенной к естественной, нормальной жизни, то уверена, ей не нужно готовиться. Вообще, если женщина живет в ощущении, в понимании, в «слышании» своего тела и доверии к нему, то у нее все будет проходить проще. Поэтому на наших курсах даже не столько важна информация, сколько то, что мы учим доверять своему телу, помогаем учиться слышать его. Это то, с чего надо начинать. Подготовка к родам актуальна только в нашей среде.

Курсы бывают разными. Плохо, когда женщина выходит после них с пониманием того, что есть специальная методика, без которой она не родит, есть специальные люди, без которых у нее точно ничего не получится, когда у нее есть зависимость от внешних условий. Главный же итог подготовки – это когда женщина понимает, что у нее внутри есть собственные силы, собственный талант, у нее есть тело, есть матка, есть сердце, которое любит ребенка, есть все, чтобы его родить. Это точка отсчёта, с чего надо начинать готовиться».

Т.Л.: …И нет паники и страха перед тем, что предстоит. Она не думает, что это будет долго тяжело, больно. Она думает, что это будет прекрасно, что надо поработать, помочь малышу, который в это время работает еще больше, ему тяжелее в сто раз! И встретиться с ним! Многие женщины на поздних сроках говорят – «это такой кошмар! Что меня ждет? Я боюсь смертельно!». Мне кажется, с этим настроем нельзя идти в роддом вообще…!

Т.С.: «Надо понять, почему они боятся. Если это рассказы подруг, мамы, прочитано в интернете, в книгах, если это внешний фактор - да, это нехорошо. На самом деле какая-то степень тревожности во время беременности и перед родами свойственна женщине. Потому что это период серьёзных перемен в ее жизни, перемен с ее телом. А у нас внутри, в человеческом сознании мы всегда сопротивляемся изменениям. Беременность же – это всегда перемены. Поэтому какая-то степень тревожности и страхов - это нормально, в этом нет ничего страшного. Другой вопрос, что занимаясь собой, слушая себя, все это возможно преодолеть. Прожить беременность совсем без тревожности – ну ..такого не бывает…»

Т.Л.: Давай. Вернемся к ЦТА. ЦТА находится на Тульской …

Т.С.: «У нас две клиники, одна на улице Павловской, другая – в Одинцово».

Т.Л.:…там, где раньше находился развлекательный клуб «Оранжевая корова»?

Т.С.: «Да, там сейчас «Открытый мир, «Ого-город» - это наши друзья, они находятся на других этажах. Поэтому у тех, кто к нам приходят семьями есть возможность и перекусить в разных кафе, и позаниматься йогой, и отвести детей в студии».

Т.Л.: В самом ЦТА есть курсы, всевозможные врачи, которые ведут беременность…

Т.С.: «Да, курсы подготовки к родам - это основная наша базовая образовательная часть. Кроме того, есть курсы домашней гомеопатии для родителей, есть курсы для родителей уже после родов, где осуждаются разнообразные вопросы, связанные со здоровьем и развитием ребенка. И, конечно же, медицина. У нас есть медицинская лицензия как у женской консультации и детской поликлиники. У нас работают разные специалисты – акушеры-гинекологи, терапевты, ЛОРы, окулисты, педиатры, психологи. Проводятся любые лабораторные исследования, УЗИ, ЭКГ, КТГ. Мы ведем беременность: выдаем обменную карту, все необходимую документацию. Кроме того, есть возможность получить помощь у специалистов традиционной медицины(гомеопатов, остеопатов, фитотерапевтов и пр.). Мы стараемся не использовать аллопатический подход или использовать его в крайних случаях, когда есть острая проблема, и ее надо срочно решать».

Т.Л.: Мне кажется, главная драгоценность Центра, флаг ЦТА – это его акушерский корпус. С чего все началось?

Т.С.: «Да, я согласна, что акушерство - это наше основное. Для меня, как для акушерки, акушерское – это самое значимое и любимое. Хотя, конечно, нельзя говорить, что менее важна подготовка к беременности, у нас есть врачи, которые помогают решить проблемы со сложностями при зачатии или во время беременности. Но я очень люблю наш акушерский коллектив, он - уникальный и незаурядный. Большинство пришло в акушерство уже состоявшимися людьми, часто оставляя свой основной вид деятельности - у нас есть психологи, биологи, педагоги, инженеры, экономисты. Это люди с высшим образованием. И опыт собственных родов привел их в акушерство».

Т.Л.: Ну, собственно, так и началась история Центра... с твоих родов…

Т.С.: «Скорее, с этого начался мой личный опыт акушерства. Мой первый ребенок родился в роддоме. И это был хороший результат, с точки зрения здоровья ребенка, и хорошие роды. Но т.к. я человек эмоциональный, то этот опыт для меня остался больше негативным. И когда через два года я поняла, что мне предстоит это снова, я решила для себя, что в роддом я больше не пойду. Тогда, в 1990-е годы, родильные дома отличались от того, что есть сейчас. И мой выбор был сделан в сторону родов дома. Тогда не было профессиональных акушерок, которые бы помогали в родах….».

Т.Л.: …то есть ты рожала без акушерок? Самостоятельно вообще?

Т.С.: «Да … меня гнал страх не повторить то, что было в первых родах. Мне, как ни странно, было спокойнее запереться дома. Родить ребеночка и расслабиться…»

Т.Л.: А домочадцы как отнеслись к этому? не скрутили тебя?

Т.С.: «Мы с супругом ходили на курсы и были готовы к такому опыту, и когда начались роды, мы понимали, что никуда не поедем. Роды благополучно прошли, и это была большая разница».

Т.Л.: Для тебя или ребенка?

Т.С.: «Ну, мне легче говорить про себя, хотя думаю, что для ребенка она тоже была ощутима. В первом случае не было прикладывания к груди, и в течение двух часов я слышала крик своего ребенка. Не было в то время в 4-м роддоме палат совместного пребывания. И ребенка приносили по часам. Была масса сложностей, не украшающих жизнь женщины после родов. И поэтому домашние роды для меня и моего ребенка, думаю, стали таким радостным событием. Меня удивило, что мне было не просто не больно и не страшно, а мне было очень хорошо. Это было ощущение радости и счастья, которое просто распирает тебя. И вот это было большим удивлением, и это сподвигло к изучению вопроса и пониманию того, что если вот просто так, без участия дополнительных людей, использования медицинских технологий, не имея ничего, женщина способна получить такой опыт, нужно просто женщине не мешать. И если это сопряжено с таким радостным, счастливым состоянием, то надо этим делиться. Я не одинока в этом. Я знаю многих женщин, которые именно этот свой опыт радостный трансформируют в профессию».

Т.Л.: И ты решила организовать первый Центр подготовки к родам?

Т.С.: «Когда моя дочка подросла, я стала заниматься ведением курсов подготовки к беременности. Затем работала как домашняя акушерка продолжительное время».

Т.Л.: Тамара Григорьевна - акушерка с огромным стажем, и, несмотря на то, что возглавляет такой большой серьезный бизнес, продолжает участвовать в родах. Да?

Т.С.: «…сейчас несколько реже…»

Т.Л.: Но, тем не менее, с 1992-го года ты занималась акушерским делом и принимала роды на дому. Почему люди выбирали роды дома? Не опасно ли это было? Я не представляю, как в то время можно было рожать дома? Не привлекали к ответственности?

Т.С.: «Ну и сейчас законодательство предполагает, что женщина может рожать в любом месте по своему выбору. Но если вспомнить то время, женщины бежали от опыта, который они получили в предыдущих родах. Большинством женщин, как и мной, руководил страх …»

Т.Л.: …то есть страх того, что дома что-то пойдет не так, был меньше, чем страх перед медицинским учреждением?

Т.С.: «…Да, мне говорили так. Ну, был процент тех, кто рожал так, потому что это было модно, но это неправильная мотивация вообще, на мой взгляд».

Т.Л.: Давай, поговорим о домашних родах, с которых ЦТА и начался. Женщина раньше не могла рожать, как она хочет – в той позе, в тот срок. Были стандарты, по которым женщину вели…

Т.С.: «Здесь все-таки определяет сам доктор: его профессиональная позиция, отношение к человеку. И я на сегодня не хотела бы разделять тему домашних родов и родов в роддоме…»

Т.Л.: то есть сейчас и нет такой антитезы...

Т.С.: «Ну, в нашем проекте (прим.ред.«Мягкие роды») в роддоме рожают в условиях, максимально приближенных к домашним, нет никаких ограничений, а рядом - специалист, который ведет роды, как домашние. Если посмотреть на опыт европейских стран – Великобритании, Германии, Голландии, или, например, Новой Зеландии, там, когда женщина беременеет, ей совершено естественно выбирать между домашними родами и родами в родильных центрах, в клинике. Там нет противоречия совсем. Официальная статистика родов дома там - 2% . Большинство - в родильных центрах при участии акушерки, не врача. Но европейская законодательная система это позволяет. В нашей системе обязательно должен быть врач, именно он несет всю ответственность».

Т.Л.: А если домашние роды…?

Т.С.: «Если домашние роды… вроде это и не запрещено, но специалист с медицинским образованием не имеет права оказывать такую помощь. Вроде как не запрещено, но и не разрешено. Нет формы лицензирования. Я не хочу говорить об юридических аспектах. Главная проблема в том, что у нас нет преемственности между родильными домами и теми, кто занимается домашними родами. В Лондоне, если акушерка приезжает домой на роды, она звонит в ближайший родильный дом и говорит, «я приехала, мы рожаем, и если что не так, мы поедем к вам». И там уже их ждут. Это воспринимается адекватно. Основная проблема в домашних родах у нас, что мы не может обеспечить безопасность женщине, в плане взаимодействия с роддомом. Но вообще, не принципиально, где рожать, а основной вопрос – ощущение безопасности. Женщина хорошо рожает там, где она чувствует себя в безопасности. Это и место, и люди, и атмосфера. Если она чувствует себя в безопасности, то как раз вырабатывается окситоцин, гормон любви, сокращающий матку, делающий роды быстрыми короткими, яркими и счастливыми… А если боится, то - другая группа гормонов, гормонов стресса. Это - прямой антагонист окситоцина, поэтому под его воздействием родовая деятельность замедляется, и женщина просто перестает рожать. Поэтому требуется стимуляция.

Но вопрос защищенности и безопасности очень субъективен. Это определяется мировоззрением женщины, психологическими особенностями, предыдущим опытом. Есть те, кому безопаснее в больнице, когда они понимают, что за стенкой – реанимация и все достижения современной медицины ей в помощь. Есть те, кто, может, имел негативный опыт, кому легче остаться дома, больница у них ассоциируется с агрессией и так далее…»

Т.Л.: В 90-е годы, когда ты создавала Центр, отношение к домашним родам было по большей части негативным – антисанитария, повитухи сумасшедшие, которые ничего в медицине не смыслят… Как вам удалось вывести домашние роды в легальное поле, как удалось повернуть общественное мнение лицом к себе?

Т.С.: «Нам не удалось домашние роды сдвинуть в легальное поле. Нам удалось сдвинуть их в роддом… Но в 2002-м, когда мы открывали именно медицинский центр, это была дерзкая идея заявить о домашних родах, как о легальной услуге, как в Европе... У нас даже дежурила «Скорая помощь» у подъезда, все было серьезно и, как мы считали, правильно. Но, тем не менее, мы столкнулись с той же проблемой: если женщину надо госпитализировать, то роддом принимает, конечно, но… тогда негативный опыт женщины удваивается. И это неправильно».

Т.Л.: Как удалось выйти в роддома? В ЦТА есть уникальный проект «Мягкие рода» – ты рожаешь в роддоме, как дома. Рожаешь в комнате, в полумраке, хочешь с мужем. С акушеркой, с врачом, в той позе, в той форме, в том ритме, в котором комфортно. Я помню, когда рожала с Марфушкой, я говорила с главврачом, он сказал, что эта программа для роддомов – геморрой, потому что все это поперек привычных схем, шагов, шаблонов и планов. Но мы видим, какие дети рождаются! Дети - другие, более адаптированные, у них меньше проблем с неврологией, они быстрее развиваются и пр.

Т.С.: «Может, скажу парадоксальную мысль, особенно для сторонников естественных родов, но появление нашего проекта было проявлением заботы со стороны акушерского руководства города Москвы. Мы достаточно тесно сотрудничали с доктором Мишелем Оденом, хирургом, акушером, автором книг, которые мы издавали, и сейчас рекомендуем изучать женщинам, особенно в ожидании рождения ребенка. Доктор Оден – родоначальник появления родильных центров в Европе, он первым озвучил ключевые потребности женщины в родах. Исходя из собственного медицинского опыта, он определил и сформулировал опытным путем, как нужно организовать условия, чтобы женщина рожала сама. И где-то в 2005-м году он приезжал к нам. Его пригласил к себе Марк Аркадьевич Курцер, главный акушер-гинеколог Москвы. Состоялась беседа, и возникла идея сделать родильный центр в Москве. Первый такой центр появился в 6-м родильном доме. Сейчас наш Центр работает в 10-ти роддомах. Я считаю, проект успешно развивается. Мы имеем хорошую статистику (у нас собираются результаты по каждым родам): процент кесарева сечения – 11-12% , тогда как в среднем по городу – 25% .

Т.Л.: Есть статистика по детям, рожденным плановым кесаревым сечением в долгосрочной перспективе?

Т.С.: «Один из показателей у детей, родившихся путем планового «кесарева сечения», – высокий процент аутизма. И этот диагноз ставится в течение первых лет жизни. Тут надо скорее говорить о долгосрочном здоровье - интеллектуальных способностях, эмоциональной, социальной адаптации детей».

Т.Л.: Есть еще важный момент - отношение мамы и ребенка. Когда я родила Луку, у меня были хорошие роды в роддоме, прекрасный врач. Но у меня была серьезная послеродовая депрессия. Были проблемы с грудным вскармливанием. И первый месяц был стресс. Мне было сложно адаптироваться. С Марфой все было иначе, не было вопросов вообще, все было естественною. Мой материнский инстинкт включился мгновенно. Роды могут повлиять на это?

Т.С.: «Конечно! Это говорит о том, что женское тело – уникальный совершенный организм, которому лишь надо дать возможность включить природную мудрость, не мешать, помочь, чтобы ребенок начал сам сосать в первые минуты после рождения. При всех этих процессах вырабатывается «гормон любви» - окситоцин. Он же помогает не только рожать, но и помогает более легкому грудному вскармливанию. И в профилактике послеродовой депрессии он играет очень большую роль. Если мы подумаем, в каких ситуациях выделяется окситоцин, то это будут самые радостные и счастливые моменты жизни (он же вырабатывается во время оргазма, когда сокращается матка, это радостное приятное состояние). В период кормления грудью - это и окситоцин, и пролактин, и эндорфины – целый коктейль гормонов, который позволяет чувствовать себя счастливой, способствует установлению тесного контакта с ребенком. Нельзя сказать, что возникает что-то новое, эта связь есть и во время беременности, главное, ее не прервать. Кстати, естественным образом ребенок рождается по траектории рыболовного крючка - как бы на живот маме, - и, оказавшись там, сам ищет сосок, находит его, и тогда связь не прерывается. Мы не придумываем ничего нового, мы даем этой программе реализоваться, все это заложено в организме матери».

Т.Л.: Ты прошла курсы МБА, ты получила немецкий экономический диплом. Можно ли говорить о том, что спустя 13 лет ЦТА - это не просто организация, которая меняет отношение общества к материнству и детству, не просто просветительский центр, но и успешный бизнес..? Ты научилась быть бизнесс-вумен?

Т.С.: «Мною никогда не руководили стереотипы - ни в акушерстве, ни в бизнесе. И критерий тут – внутреннее вдохновение. Когда ты живешь в состоянии вдохновения, то приходят правильные решения и понимание того, как надо поступать. Но и полученные знания не мешают».

Т.Л.: А в регионах развитие бизнеса планируется? Чтобы к этому прекрасному делу приобщились не только в Москве?

Т.С.: «Вот на сегодняшний момент для меня самое главное – это акушерское образование, то, с чего мы начинали - тема естественных родов, как эквивалент домашним родам. Имея опыт за плечами, хочется, чтобы эта профессия окрепла, была интересной, чтобы в ней работали уникальные творческие люди. У нас есть внутри-акушерский образовательный проект, и наш проект развивается, мы приглашаем коллег. Сюда входит и классическое акушерство, и остеопатия, и акупунктура – все то, что помогает в нашей практике».

Т.Л.: У тебя - трое детей, кто-то пошел по твоим стопам?

Т.С.: «Я не считаю себя классическим медиком, я очень люблю традиционную медицину, то, что до конца изучить невозможно с помощью современных инструментов, но оно работает. Под объективным методом мы понимаем изучение количественных показателей. Качество померять до сих пор сложно, а количество - можем. Многие методы традиционной медицины изучают те процессы, которые измерить на данный момент сложно. Я - неклассический медик, а дочка решила пойти в медицинский институт, она учится на пятом курсе, но не определилась, каким будет врачом. Я стараюсь ей не мешать. Хотя очень хочется ее подвинуть в сторону традиционной медицины, но я уверена, что человек должен открыть свой собственный талант, и только тогда он будет счастливым».

Т.Л.: А кто выбирает «Мягкие роды», прибавилось желающих за 12 лет?

Т.С.: «Сложный вопрос. Мне не хочется оценивать женщин. Уверена, каждая женщина, независимо от возраста, социального статуса, материального благополучия, имеете право на хорошие физиологичные роды. Приходят к нам и совсем юные, но, по статистике, больше состоявшихся женщин, некоторые с двумя высшими образованиями, после 30-ти. И рожают они хорошо. Но возраст здесь не критерий».

Т.Л.: Как это работает? Вот женщина забеременела. В интернете - куча страхов, подруги тоже пугают, мама тоже про свой опыт кошмары рассказывает. Женщина заходит на сайт ЦТА, что дальше?

Т.С.: «Если она хочет наблюдать беременность, то приходит, встает на учет, и ей предстоит весь спектр анализов, обследований, который предлагается стандартом Москвы. Мы - официальная медицинская организация, и мы не можем уйти от этого стандарта. Но если женщина считает, что ей это не нужно, неполезно, это решается в индивидуальном порядке с доктором. И от чего-то можно отказаться. Есть женщины, которые ведут беременность в других местах, и приходят к нам на курсы подготовки, или просто рожать. Но наша статистика показывает, что лучше естественные роды (без стимуляции, эпидуральной анестезии) проходят у женщин подготовленных, тех, кто прошел курсы. Если же к нам приходят только рожать, мы просим прийти хотя бы на 34-й неделе, не совсем перед родами, чтобы было время выбрать акушерку, познакомиться с ней, подготовиться к родам. С акушеркой должен быть психологический контакт, это важно. Она, узнав запросы, рекомендует и роддом, и доктора. Например, если это роды с рубцом на матке, женщина после кесарева, то не все роддома и врачи берутся за ведение естественных родов».

Т.Л.: Об этом можно говорить бесконечно… но время закончилось. Так что за подробностями - на сайт ЦТА. РФ.

Как нас найти
Наши контакты

ЦТА, Москва, ЦАО, ст.метро «Тульская»
+7 (495) 988-52-52
г. Москва ул. Павловская, д.18, стр. 2